Mooncake

Siberian Husky & Golden Retriever
В преддверии концерта в ЦДХ 27 марта участники оркестра новой симфонической музыки Mooncake рассказывают о новом формате, работе на стыке искусств и космосе как источнике вдохновения.

В преддверии концерта в ЦДХ 27 марта участники оркестра новой симфонической музыки Mooncake рассказывают о новом формате, работе на стыке искусств и космосе как источнике вдохновения.







О новом формате

Недавно вы объявили о смене формата. Теперь вы играете новую симфоническую музыку и называетесь оркестром. Что привело вас к такому решению, и как долго вы шли к реализации этой идеи?




Антон Марченко (бас-гитара): Нас часто спрашивают, почему мы вообще играем именно ту музыку, которую играем. За восемь лет существования коллектива на разных этапах мы звучали по-разному. Но мы никогда не ставили цели по принципу “давайте играть именно такую музыку”. Это многоуровненвый процесс, где соблюдается баланс между вдохновением, тем, что идет изнутри, и уже дальнейшим анализом получающихся наработок.

Павел Смирнов (гитара): Мы никогда не заставляли себя играть что-то конкретное. А с тем, что мы имеем сейчас, все получилось просто. Материал, рождавшийся в импровизации на репетициях, дома под вдохновением, в голове уже звучал оркестрово, широко, мощно, и мы ествественным образом начали двигаться в этом направлении. Ну а дальше пришло осознание того, что мы уже и не группа вовсе и на самом деле все годы шли к формату более широкому. И уж живьем то, что получилось на нашем новом альбоме Zaris, должно звучать так же, как и в записи.


О симфонической музыке

Новая симфоническая музыка, оркестр - все это вызывает несколько иные ассоциации нежели то, что вы раньше играли и то, к чему привыкли ваши поклонники. Не боитесь, что столь резкая смена формата ограничит вашу аудиторию?

Антон: Здесь, надо сказать, “разрыв шаблона” для всех разный. Для нас, конечно, в меньшей степени, так как мы создаем эту музыку. Но вот часть аудитории наверняка будет в определенном замешательстве. Надо сказать, что наши слушатели — это очень разная публика и по возрастному составу, и по музыкальным вкусам. Есть и взрослые люди, и молодежь. Последние, скорее всего, удивятся метамарфозам Mooncake. Но, на мой взгляд, это вовсе не мутация и даже не перерождение. Мы просто наконец-то назвали вещи своими именами, мы долго искали жанровое опеределение нашей музыке и во многом заблуждались, называя эту музыку то одним, то другим определением.

Павел: Эврика настигла нас после тщательного анализа того, что получилось на альбоме Zaris: Mooncake играют мощную и лиричную музыку, с широкой оркестровкой, при этом находятся на стыке рок-жанров и академической музыки. И в большей степени наша музыка - это не рок, хотя ближе всего какие-то ее элементы к спейс- и арт-року, “академичности” в контексте минимализма, позднего романтизма и барокко в нас все-таки больше. Надо сказать, что предыдущий наш материал прошел апргрейд, в ЦДХ 27 марта вы услышите старые композиции в новой оркестровке и отчасти новой аранжировке.

О работе с оркестром

На концерте в октябре прошлого года, посвященном выходу вашего второго альбома Zaris, вы уже играли расширенным составом, с трубой, тромбоном и второй виолончелью. В этот раз с вами на сцене будет еще восемь музыкантов. Как проходит подготовка? Сложно было собрать оркестр и много ли времени ушло на то, чтоб сыграться?

Павел: Музыкантов собрать было не просто, но прослушивания, на удивление, прошли гладко. В среднем, первый-второй кандидат на тот или иной инструмент нам подошел. Сыгрываемся мы как раз сейчас, репетиции входят в свою кульминацию. Собираемся практически каждый день по 6-8 часов, в какой-то день отдельно с духовыми или струнными, в какой-то — всем коллективом из 12 человек. Мы очень рады, что с нами играют такие музыканты. Мы всегда предъявляли к себе высокие требования, и очень довольны, что наши новые музаканты играют на очень высоком уровне и, более того, проживет эту музыку, что очень важно.

В основном составе тоже произошли изменения. Теперь с вами играет барабанщик Денис Маринкин. Денис, расскажите, как вы попали в Mooncake и как вам в новом коллективе?

Денис Маринкин (ударные): В коллективе я как полноценный участник с января этого года. А ребят я знаю года четрыре, мы познакомились на записи их последнего альбома. Они пригласили меня, чтобы я записал партии барабанов для диска. С того момента я лелеял надежду этот альбом с ними потом поиграть. И вот, в январе этого года такое счастье на меня обрушилось, чему я несказанно рад. Как мне в коллективе? Ощущения оправдали ожидания. Антон, Паша и Коля — члены коллектива — помимо музыкального таланта, устраивают и как люди. С ними приятно находится в одном пространстве, заниматься музыкой, творчеством. В контексте музыки меня тем более все устраивает, будем вместе двигаться вперед, развиваться. Думаю, что очень скоро музыка Mooncake станет более массовой.

А как ты относишься к материалу Mooncake до альбома Zaris?

Денис: Я на тот момент (момент записи альбома Zaris — прим.) был свежим человеком в коллективе и старого материала не коснулся. И когда мы начали играть композиции с предыдщуего альбмоа, я был приятно удивлен. Эти произведения цепляют за душу, а барабанные партии оказались очень музыкальными и гармоничными. Музыка с Lagrange Points — это первая ступень в направлении, в котором развивались Mooncake. Заметно явное развитие. И с каждой последующей пластинкой, думаю, будет развиваться дальше, чтобы Mooncake всегда звучали по-новому, актуально. Я за движение вперед.


Об альбоме

Расскажите о втором альбоме. Вы ведь довольно долго его писали, лет 5?

Антон: Материал сочинялся и собирался с 2008 года, а сама запись шла три года, с 2010 по 2013. Не побоюсь этого слова, был проделан титанический труд, и получилась монументальная работа. Zaris записывался в Москве и Риге, в работе принимали участие десятки музыкантов, как академических, так и рок-музыкантов из России и Латвии. А мастеринг диска осуществил именитый звукоинженер Джон Дэвис со студии Metropolis London. Джон проникся нашей музыкой и просто идеально отмастерил альбом. Опять же к вопросу, что такую музыку надо действительно проживать, иначе звучать она не будет.

О стыке искусств

Вы постоянно экспериментируете с другими видами искусств. На Пикнике Афиши в 2008 вы делали перформанс с ребятами из "ЦЕХа". С хореографом и танцовщицей Ольгой Духовной из французской труппы Бориса Шармаца вы сделали два спектакля, один из которых потом отвезли в Базель на фестиваль Culture Scapes. В новом шоу у вас заявлен видео-арт от медиа-художника из Голдсмитс. Работа на стыке искусств - это ваше творческое кредо?

Павел: Для нас важно соединять разные формы выражения с музыкой. Отчасти, конечно, мы недостаточно уделяли этому аспекту внимания, так как работа над музыкой, ее сочинение, исполнение и продвижение отнимает практически все время, а всеми этими направлениями занимаемся мы, музыканты Mooncake. В последние годы мы полностью сосредоточились на записи альбмоа Zaris, и какое-либо сторонее сотруднчиество отошло на второй план.

Антон: А Саша Аникина появилась на горизонте перед самой презентацией альбома в октябре 2013 года. Мы давно друг друга знаем, учились вместе во МГИМО, Саша была на несколько курсов младше. Потом она уехала в Лондон изучать все, что связано с видео-артом, там закончила Голдсмитс, а сейчас продолжает учиться в Центральном колледже искусства и дизайна имени Святого Мартина (знаменитый Saint Martin’s College). То, что получается, нам очень нравится, и в ЦДХ видео-арт станет естественным продолжением концерта, важным элементом для создания правильной атмосферы.


О видео

С первых концертов вашу музыку сопровождал видео-арт, на концертах постоянно на экране что-то мелькало. Но при этом клипа у вас, как такового не было. И вот в конце прошлого года поклонники дождались первого клипа. И что же мы видим там? Лес, нимфы, мох... Почему? Вы же про космос?

Павел: Космос — он везде. Он может быть микро, может — макро. На этом строится мироздание, отношения человека и Вселенной. Собственно, концепция нашей музыки тоже исходит из этого. В клипе мы — герои некой Вселенной. Возможно, она — плод чьего-то воображения. А, может, эта Вселенная — из параллеьного мира.

О космосе

Вас постоянно называют "самой космической группой". Теперь вот, наверное, начнут называть "самым космическим оркестром". Вы с самого начала отсылались в своем творчестве к космосу. Помню даже космонавта на обложке вашего первого сингла, да и концерт в Московском Планетарии закрепил этот эпитет за вами. Но для вас лично, космос что значит?

Антон: Космос — это необязательно звезды, “космичность” можно найти и ощутить в любом предмете. Мне кажется, что это так же важно, как и видеть красоту в любой вещи. И в сумме эти два умения дают человеку умиротворение и, возможно, даже некую мудрость.

О вдохновении

Вы в своем пресс-релизе по случаю концерта в ЦДХ говорите, что вас вдохновило на создание программы исследование ученых, доказавших сходство Вселенной и строения клеток мозга. То есть вы где-то прочитали статью и решили посвятить этому шоу? Кроме научных открытий, вас еще что-то вдохновляет?

Антон: Вдохновение приходит в моменты, когда этого не ждешь, и это прекрасно. Если говорить о том, что, в принципе, наталкивает на какие-то мысли в творчестве, то это и классическое, и современное искусство. Из последнего, что меня поразило, это проигрыватель древесных колец, по аналогии с пластинкой. Специальная программа считывает вращающийся “диск” (то есть древесное кольцо с годовыми кольцами) и трансформирует сканируемый сигнал в музыку. И получается что-то невероятное из разряда авангардной музыки! Из классики для себя мне иногда, например, просто полезно послушать Вивальди, из романтизма — Чайковского, или пройтись по залу древнеримского искусства в Пушкинском. Это как прием витаминов, только в контексте “творческого здоровья”.

Денис: Вдохновение для меня может прийти из ниоткуда. От улыбки человека, от подъема ранним утром. Вдохновляет, в принципе, перспектива. Перспектива роста, отдыха. Вдохновляет будущее. Еще вдохновляют эксперименты. Сам процесс эксперимента в том числе — продумывание, подготовка к нему, реализация. И непознанное, конечно, вдохновляет.

О дизайне

Обложка вашего второго альбома — это какой-то чистый интертекст. В ней много отсылок к другим произведениям искусства. Это ведь не просто так получилось? У вас вообще весь дизайн какой-то интеллектуальный что ли. В моде кружочки и треугольнички, простота, а у вас на обложке античные скульптуры и электрические скаты.

Антон: Мне всегда нравились обложки Pink Floyd, которые делал Сторм Торгерсон. В них есть как раз тот самый космос, причем фантасмагоричный. И именно в такой технике хотелось передать ощущения от музыки на новом альбоме. Наш дизайнер Владимир Егоров отлично справился с поставленной задачей.

Об интернете

Расскажите о том, как интернет влияет на ваше творчество. Сейчас ведь очень многие музыканты только благодаря ему и становятся известными. Какой у вас рекорд просмотров на Youtube? Как вам помогает Facebook и Instagram?

Павел: Соцсети нам, конечно, помогают, но, честно говоря, мы недостаточно внимания пока им уделяем, хотя, учитывая, сколько уже было вложено, эффект от социальных сетей мы получали и продолжаем получать ощутимый. Facebook для нас — площадка, больше направленная на наших иностранных слушателей. Instagram — это уже из области перечесения разных культур, жителей из разных стран, поэтому здесь мы дублируем публикации на английском. А наш YouTube только сейчас начинает обретать должный вид, поэтому и просмотров там немного. Если говорить не о нашем официальном канале, то рекордное число просмотров видео с нашей копозицией — более 280 000 показов.

Антон: Вообще, Instagram сейчас — самый “живой” инструмент в плане общения с аудиторией. Функционал минимальный, но при этом эмоциональная отдача, степень заинтересованности в твоем продукте у пользователей выше. И, что важно, бюджеты могут быть относительно скромные в том, что касается популяризации в Instagram. Facebook — здесь пользоватлеи все больше уходят в себя, и тот же функцонал становится все менее удобным при его накрученной, и даже замороченной вариативности.

Читайте также:

Комментарии
Популярное

День рождения бикини. 18+

День рождения бикини. 18+

День рождения бикини. 18+

День рождения бикини67 лет назад, 5 июля, бикини были впервые продемонстрированы на публике. Новая модель купальника назвали в честь атолла Бикини, где США провели ядерные испытания. Рекламный слоган новой модели гласил: «Бикини — это как разделенный атом»
Read more...Collapse )
2

И брюки превращаются… в облака!

И брюки превращаются… в облака!

И брюки превращаются… в облака!

Фотограф Джозеф ФордАнглийский фотограф Джозеф Форд объединил в своих работах захватывающие аэросъемки ландшафтов и предметы одежды. Свитер изумительным образом превращается в пустыню, молния модной куртки — в железную дорогу, клетчатая рубашка — в крышу дома
Read more...Collapse )
0
?

Log in

No account? Create an account