Антон Беляев о шоу «Голос» и том, как работают подобные проекты

anton belyaevФронтмен инди-группы Therr Maitz рассказал о том, как всё устроено в проекте «Голос», и зачем он туда подался

Вокалиста и фронтмена московской инди-группы Therr Maitz с недавних пор узнают в метро, парикмахерских, барах и буквально на улице.

Группа и её солист в один момент вышли из тени столичных клубов благодаря проекту «Голос» и выступлению Антона. Он теперь — один из подопечных члена жюри шоу Леонида Агутина и то самое «медийное» лицо. О том, как варится этот телевизионный суп, как в нем не свариться конкурсантам и что делать дальше, Антон рассказал нам.


anton belyaev



— Зритель не видит даже половины того, что происходит в шоу. Расскажи нам всё. Вы сами выбираете песни для «слепого» выступления? Или продюсеры всё диктуют?


Это для каждого участника уникальный момент. Проект всё-таки не такой конвейер, как может показаться: будто есть правила, которым нужно жестко следовать. Это же музыка. У меня была возможность выбирать, потому что мне тяжело делать что-либо под каким-то гнетом. Поэтому я пришел с готовыми мыслями и с самого начала видел, как это будет.
Слава богу, выбирать мне не запретили . Есть люди, которым действительно стоит подсказать. Были и не совсем удачные моменты, когда человеку очевидно надо было петь что-то другое, но по каким-то обстоятельствам, — исходя из предыдущего опыта, например, — он выбирал песни, которые ему не очень подходят. Участник всегда может отказаться следовать советам. Можно сказать «нет, я не буду этого делать». Но некоторым не хватает сил, поют, что им говорят петь, а потом плачут.



— Почему кавер на «Wicked Game» Криса Айзека?


— Да красивая песня. И не сложная, в общем-то. Да и я не такой уж певец. Выбор у меня не большой. Выбрать было просто. Сам момент был непростой, потому что никакой запас прочности, опыта, — ничего не помогло. Всё равно был жёсткий суточный стресс. Сложно было заснуть накануне, потому что ты всё время прогоняешь даже не ситуацию «как ты споёшь», а «какое количество судей повернётся, куда ломиться со сцены, если никто не повернётся, плакать, не плакать…». Ты всё время собираешь в себе эти ситуации, разыгрываешь их. На это много сил уходит, и ожидание просто губительно. Я ждал двенадцать часов своего выхода: пришёл в полдевятого утра и вышел в 8 только, хотя был в списке двадцатым и должен был выйти часов в двенадцать. В итоге от меня уже воняло котами, я три пачки сигарет выкурил, простыл, выздоровел, выпил весь чай в столовой…




— Почему ты пошёл к Агутину? И почему вообще все сейчас идут к Агутину? Ведь в прошлом сезоне выиграла команда Градского, логично было бы ориентироваться на него.


— Это вопрос сродни тому, который часто нам задают в соцсетях: почему на шоу такое большое количество профессиональных людей, и что это за подстава такая, когда на деле должны петь только домохозяйки и дворники? Просто теперь мы доверяем проекту. Понятно, что это коммьюнити, что половина участников знает друг друга, и есть даже некоторые ребята из других городов, которых я знал уже до проекта. Это всё люди из индустрии. На какой ступени они находятся — в топе, не в топе, или были кода-то в топе — не важно. Они все — профессиональные артисты.
Профессиональным артистам нужно показать себя. У нас так сложилось исторически, что показать себя довольно сложно. У нас есть то, что хорошо продается, поэтому для музыкантов очень важен «Голос» как лазейка. Мы все хотим, чтобы нас знали люди. Никому не хочется играть в подвале для трёх друзей. Поэтому такое количество профессиональных людей, поэтому такое отношение к наставникам, поэтому зачастую Агутин.
Кому-то Агутин подходит, потому что он в состоянии управлять. Если откровенно говорить, там нет плохих людей: каждый из четверых наставников имеет свои сильные стороны. Но, например, Дима в большей степени является продуктом индустрии. Пелагея — самостоятельная единица, очень специальная. В той музыке, в которой она преуспела, мы не преуспеем, это понятно. Она королева своей зоны, этническо-русской. И никто на это место не претендует пока. Градский любит больше всего классические голоса, он в них разбирается. Педагогические навыки его обязывают брать к себе тех, в ком он видит возможность работы над голосом.
Но половина из нас — не такие. И вряд ли мы порадуем Градского в процессе. Ну, что может Градский от меня получить? Ну, спою одну песню. Вторую. И потом будет сразу «до свидания». Мы ведь все просчитываем, как подольше продержаться. Агутин — человек, с которым всё очень понятно. Он — создающий: и творец, и продюсер. С ним у нас язык один и тот же. Именно поэтому всех немного кренит направо. (Леонид Агутин сидит самым правым среди наставников – прим. ред.).



— То есть это шоу для профессиональных музыкантов?


— Это шоу, для всех, кто поёт. Просто профессиональные музыканты лучше делают то, что они делают. На последнем отборе была девочка, которая пела песню Рианны, и она, совершенно очевидно, хорошо пела. Плюс её эффектно подали в телевизоре: красивая, губищи, поёт отлично, — мне она очень понравилась.
Но стресс её в процессе разрушил. Она спела эти три строчки, как и все мы, надеясь на то, что сейчас будет поворот наставников. Поворота не случилось, и дальше организм начал подводить её. Вся музыка развалилась. Профессиональные музыканты просто чуть больше застрахованы от этого. Прочнее. И потом, для судей это тоже своя игра. Для нас игра — это попасть. А дальше начинается их игра. Наставники прикидывают, кого они могут довести до финала. зачем им брать людей, которые могут их подвести? Они стараются выбрать человека, на которого можно сесть и доехать до финала. Это абсолютно естественная вещь. Просто зрители могли подумать, что это шоу для людей на сто процентов с улицы — идёт прохожий и поёт.
Но проект не про это. «Голос» — это про людей которые поют, а логика подсказывает, что поют лучше те, кто этим занимается. В английских шоу никто не стесняется своего профессионализма. Приходят люди и говорят: «Я друг Эми Вайнхауз», — и если человек поёт, то он поёт. А если нет — он остаётся другом Эми Вайнхауз. Бэк-вокалистки Майкла Джексона, бэк-вокалистки Принца, — в смысле абсолютно все! Тут нет жёстких позиций: брать людей, которые до этого пели, и научить их петь.


anton belyaev



— Как всё происходит после «слепого» отбора? С вами репетируют?


— Там и до всё происходит достаточно интересно. В отборе, который показывают по телевидению, участвует 150 человек. Не всех показывают: есть откровенные провалы, есть неинтересные номера. Показывают всех, кто прошёл, и того, кто действительно прикольный. Или смешной. И до этого всего есть серьёзная подготовка. Ты проходишь кастинг, потом всех, кого отбирают, держат в специальной комнате, чтобы наставники могли ходить курить, и никто никого не увидел. Потом, когда всё открывается, мы встречаемся в какой-то непринуждённой обстановке с наставниками и просто знакомимся. Мы все друг друга послушали, спели по несколько песен, потому что следующий этап — дуэты. Нас, 14 человек, нужно было прозондировать. Теперь 7 из них уйдут. Грустная ситуация, к которой сразу надо было готовиться. Мы познакомились, Леонид долго определялся с дуэтами, все в команде прикольные и любого жалко выбрасывать.
К счастью для зрителей, у Агутина нет очевидных дуэтов: такого, чтобы один был великий, а другой — ничтожество. Силы всегда примерно равны.



То есть в принципе вы близки и можно позвонить наставнику в 2 часа ночи и сказать: «Ангина! Что делать?!»


— Это ступенчатая подготовка. Такого сюсюканья и постоянного общения нет. Оно не нужно просто. Сперва мы познакомились, потом определились с песнями. Самое главное теперь — это не песня, а пары — кто с кем. Нужно просчитать дуэты. Лёня много раз менял нас местами, сомневался, но в итоге всё встало.

anton belyaev



— Почему ты решил пойти именно этим путём? Сейчас логичнее всего толкать свой бренд с помощью YouTube и соцсетей. Тем более, вся по-настоящему твоя публика — в интернете, а не на Первом канале.


— Это был сложный для меня выбор. Но магию телевидения никто не отменял. Потому что эффект просыпания на следующий день после эфира — это всё. И я на следующий день не могу гулять по Парку Горького, напротив которого живу, не могу зайти в магазин, не могу стричься, — они все меня знают. Эффект достигнут. Для меня это, понятное дело, немножко чужая территория. Я с ней знаком с другой стороны, по своей продюсерской деятельности. Но как она меня затронет лично — меня пугало. Страх потерять лицо, страх потерять людей, которые любят наше творчество… Было опасно.
Но всё произошло правильно. На самом деле я в прошлом году проходил кастинг, но не смог из-за других контрактов продолжить участие. И было намного страшнее. Тогда было ощущение, что из тебя сейчас котлету сделают, упакуют в красивый тетрапак, и настоящего тебя уже не будет. Перед вторым заходом я специально отсмотрел все выпуски первого сезона. Что-то понравилось, что-то нет, но стало понятно, что шоу правильное и честное.



— На концерты твоей группы стало больше людей приходить?


— Одним эфиром мы закрыли большую часть концертных вопросов до июля — всё расписано. Последние года полтора у нас пустых залов я не припомню, но вокруг этого шума просто больше. Мы стали смелее в ценах. Мы никогда не стоили копейки и всегда были дороговаты для организаторов. А сейчас вообще обнаглели. Мы стали вводить билеты на концерты, чтобы не было давки, а всё равно давка. Ну и отлично. Мы же ради этого всё затеяли.




— Весь возникший шум — это прямо стресс, или это такой кайфовый стресс?


— Что тут лукавить: каждый музыкант ради этого и работает. Ради шума. Да и сейчас вообще не так часто случаются ситуации, когда музыкант за сутки может раз — и стать знаменитым. С нами, в частности со мной, такое произошло. Нам удалось перетащить этот эффект на группу, и я надеюсь, что на неё будет обращено больше внимания. Я вижу огромное количество писем ко мне, но у группы число подписчиков в соцсетях значительно больше. Это радует. В шумихе есть обыкновенный стресс, когда ты не можешь отключиться. В жизни музыканта должны же быть паузы. Мы все не то чтобы очень трудолюбивые ребята: поработали немножко и на диване лежим, что-то обдумываем. Тут это всё закончилось. Я три недели уже не сплю, телефон всё время звонит, все — я, жена, менеджмент, группа, — на телефоне, всё время нужно что-то говорить, отвечать, на улице атаки, в парикмахерской атаки… То есть я постричься даже не могу. В последний раз я стригся, и вокруг меня бегали две девушки. В общем-то, симпатичные и милые, и говорили они приятные вещи, но я хочу постричься просто! И они бегают с бумажками, я весь в волосах сижу, они мне эти бумажки суют и говорят: «Вы распишетесь?». Чувихи, я распишусь, но только через 10 минут! Понятно, что с одной стороны это приятно, ну а с другой стороны это такая инъекция…
Ну, и мне её хватит. У меня нет желания, чтобы постоянно все, — и мороженщик, и садовник, — меня узнавали. Я понял. В смысле всё, я понял, что классно получилось с осликом! Но не нужно мне постоянно этих инъекций. Мне хватило. Я не совсем ради этого шёл туда. Мне для того, чтобы музыку донести, а не для того, чтобы меня на куски рвали. Всё классно, я не жалуюсь.



— Есть какой-то баттл среди участников? Ну, как в конкурсе красоты — битое стекло в бокале воды, что-нибудь такое?


— Надо же понять, что это реалити-шоу, а не только музыкальный конкурс. Наверное, хочется, чтобы всё так было, но музыканты немножко люди интеллигентные. Нет, они обижаются, и в основном на наставников, расстраиваются, что-то происходит. Но внутри коллективов, которых сейчас четыре, нет никакой войны. Все очень лав и это такая хиппи-история. Все в цветах и леденцах, всё очень круто.
Порой даже приходится немного включать момент недовольства. Потому что во время интервью для шоу, когда просят «расскажите, что там происходит, расскажите про вашего соперника», начинается что-то вроде «да он такой, блин, я его так люблю, он вообще такой классный, так поёт!». И режиссёр говорит: «Ребят, что за хрень? Мы не будем такое показывать, это вырежут! Расскажите, какие у вас там тёрки происходят!». Все очень интеллигентные люди. Я постоянно ржу и в принципе все, кто внутри, понимают мой образ: я — хейтер, я ненавижу всех, все уроды, а я крутой один. Все уходите. Но это игра. Там невозможно никого ненавидеть. Мы все уже не раз тусанули вместе, кто-то кого-то на такси подбирает по дороге на репетицию, кто-то кому-то помогает в сложностях… Это отдельная жизнь, там нет места ненависти. Это не «Дом-2». Никакого конфликта там нет, там всем прикольно.
Помимо этого все очень адекватно себя оценивают. В моём окружении нет маньяков (ну, как мне кажется, их нет), которые одержимы победой и хотели бы получить первое место в Новый год. Все прекрасно понимают, зачем они там, и каждый видит своё место в проекте. Всем хочется подольше побыть и показать, какие они разносторонние.


therr maitz



— На кого из нынешних участников зрителям нужно обратить внимание? На чьи концерты стоит пойти? Ну, не в ущерб концертам Therr Maitz, разумеется.


— Вообще очень сложный вопрос! Сейчас начнётся, как на интервью для «Голоса». В моей команде есть один участник. Поскольку ближе всех я общаюсь со своей командой... Я так говорю не потому что я хочу выглядеть хорошо, мне в общем-то всё равно, как я выгляжу. Просто я это уже анализировал, и отслушал все 150 человек.
Надо понимать, что я не как участник говорю, а просто как специалист в этом деле. У меня в команде есть Кирилл Астапов, который мне интересен. Я бы с ним, может, сделал что-то после проекта. Я не слушаю русскую музыку, а Кирилл — удивительный человек: он поёт русскую музыку так, что мне не противно вообще. Он это как-то делает, что мне приятно. А мне так редко бывает приятно от русской музыки, что я сразу на него внимание обратил. Он всё может, он молод, он ничего ещё толком не сделал, и даже на проекте, но он мега-чувак.
Тут ещё и личное отношение замешивается. Музыка — это же не рынок, типа «на весах всё взвесить, кто там самый-самый». Наргиз бесподобная, конечно. Аня Александрова мне нравится. У Пелагеи — Тина. У Билана — Гела прекрасный.



— Ну, опять же: Тина — это такая история, которая людям интересующимся музыкой и тем, что в ней происходит, уже известна. И вас таких там достаточно. Вы «привычные фанатам» и вы «в телеке» — совсем разные?


— Шоу крайне бережно относится к артистам, у которых есть история. Тина, я, ещё люди… Я в состоянии защиты.
Я, в общем-то, не злой парень и не сильно пафосный, наверное. Но моё обычное, не самое жёсткое поведение, удваивается, когда я нахожусь там. Потому что я боюсь, что из меня сейчас сделают зайчика, милашку, и такого чувака, который мямлит «я пришёл на голос утю-тю...». Если я это увижу, мне будет неловко. Те, кто меня знают, удивляются: «Как ты вообще нежно с ними? Молодец, круто держался». А те, кто впервые меня видят, говорят «ничего себе, какой он хам, как с жюри разговаривает». Ну вот такой я отвратительный. Терпим.



— Есть какие-то рациональные ожидания от шоу? Помимо известности. Ты уже понимаешь, что теперь можешь сделать то-то и то-то, вот прямо по пунктам.



— На самом деле, известность — это главное понятие, о котором это всё. Каждый из нас получает канал доставки. Как мы им воспользуемся — это уже личная проблема каждого. В общем-то, шоу ничего, кроме эфира, тебе не даёт. Оно показывает тебя, а люди принимают решение: хороший — плохой, нужен ты им — не нужен. В моём случае случился этот респонс, я очень рад. Мы готовились, мы знали, что будет реакция какая-то, но что будет ТАКАЯ… Мне даже в голову не приходило, что это ТАК может быть. Слишком быстро, слишком чётко, слишком всё понятно. Без компромиссов. Люди каждые пять минут постят что-то с моей мордой. Это нормально вообще?!
Понятно, что есть нюансы, что надо на компромисс немножко пойти, но в принципе это прекрасная возможность. Показать себя, отработать, приобрести людей, которые с тобой останутся после шоу. Но есть одна проблема, которую многие участники не понимают. Этот взлёт — мгновенный. Как все сейчас знают нас, так все и забудут. После Нового года тебе будут на ноги наступать пять красивых девушек в метро, и они не будут понимать, кто ты. Нужно работать сейчас. Поэтому мы задержали пластинку, задержали видео. Когда будет подходящий пик активности, мы вывалим в интернет наши новые трэки. Надеюсь, это сработает. Понятно, что мы в псевдоситуации. Всё взорвалось, но настоящей долгой любви тут нет, это не народная любовь и признание. Это волна. Надо прыгнуть и проехаться немножко. Чем дольше – тем лучше.






Интервью: Галя Бушуева

Читайте также:

    counter: 0 / 1056664
    not photo or video
    formatted_img: Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест.  Sarona Market
  • print entry
    Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест.  Sarona Market

    Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест. Sarona Market

    Продолжая знакомить с израильскими блогами, не можем обойти вниманием и инстаграм популярного в Тель-Авиве рынка Sarona. @saronamarket. Sarona Market открылся в 2015 году и занимает площадь около 9000 кв.м на территории которого продаются свежие овощи, фрукты, органические продукты, мясо, рыба, кондитерские изделия и многое многое другое. Sarona Market уже стал один из модных и популярных мест Тель-Авива.
    Read more...Collapse )
    0
  • counter: 1 / 1064155
    counter: 1 / 1066934
    counter: 1 / 1053282
    counter: 1 / 1054976
    not photo or video
    formatted_img: Легендарный Петр Мамонов в Тель-Авиве
  • print entry
  • counter: 2 / 1051405
    counter: 2 / 1066585
    counter: 2 / 1073920
    not photo or video
    formatted_img: В Питере в ответ на
  • print entry
    В Питере в ответ на

    В Питере в ответ на "Увы-парад" прошел "Ах-Парад"

    Некоторым жителям Санкт-Петербурга не понравилась "Увы-парад", которая недавно прошла. Известный питерский блогер и предприниматель Вел Колдин вместе с единомышленниками запустил свою акцию #АхПарад, выкладывая в социальные сети под этих хэштэгом.
    Read more...Collapse )
    0
Комментарии
Угостили сахарным сиропом "правды" Первого канала, Приторно, чего сказать
cerega10
Мужик отвечает как положено. Скажет не то и больше не появится на этом и других каналах. А славы так хочется, что готовы в крапиву с голой задницей. А потом еще и хвастаться необычайными ощущениями.
О, Боже. Русские наконец-то научились петь по-англицки, и вообще появились те, кто может и хочет петь, и начались "объективные" отзывы.))
Добренькие, сами бы так пели.
Субъективное мнение человека, который пишет кое-как, с окончанием всех предложений многоточием.))
Ну, и думайте себе дальше.
А вы - дурак, раз так легко и пафосно делаете выводы о незнакомых вам людях. И ваши комментарии - тому подтверждение. Адьес, компаньерос.
Знаком с Антоном лет 15 точно. он всегда открыт и говорит честно. Как впрочем и тут.

Про тв. Надо понимать, что это тв-шоу, и если ты подписываешься на участие, то ты подписываешься и на правила этого шоу. Это нормально!

Это бизнес! А бизнес любит выполнения условий контракта.

Если честно, то в интервью ни чего сенсационного и ни чего нового!
Согласна, интервью, как интервью. Люди занимаются творчеством, Бог в помощь.

Только уж, простите, "ни чего" глаз режет. Не совсем понимаю, что за мода пошла писать многие слова раздельно.;)
Мода пошла в интернете не заморачиваться с орфографией.. )) Тем более что встроенная проверка в Хроме пропускает "ни чего".
Ну и зря.))
Мало ли, особо не надеялась бы на встроенные проверки.))
В постах еще проверяю, а в комментариях нет... в комментариях чувства и мысли, а не орфография.
Угумс, "не читал, но осуждаю". Это так называется.))
Выложите свое видео, послушаем вас.;)
Да, помнится на основах адвокатуры нам говорили - что если нечего сказать, то переходят на личности.=))
Спасибо, отличное интервью.
Ну хоть Голос познакомит обывателя с нормальными артистами, которые петь умеют!
Хорошее интервью.
Ничего лишнего: всё просто и честно.
Я счастлив что не посмотрел ни одного выпуска Голоса.
Мельком в рекламе видел Градсково и ДБилана как они изумленно куда то поворачиваются,зачем,не понЯл.
Вчера смотрел в гостях ))) Агутин сидел вмазаный ) с трудом выговаривал слова ) было смешно )
И стыдно,пол -страны это смотрят.
И тоже мне,нашли корифеев музыки-Агутин,ДБилан,Дарья.
Градский еще ладно.
Вот поэтому ни одного выпуска не посмотрел,хотя стараюсь обсуждаемые хотя бы немного глянуть.Даже дом-2 минут двадцать посмотрел.
чикпибарум, хуле )

За то, что смотрит пол страны мне уже давно не перед кем не стыдно...

суммарно уже наверное часов 5 дома2 насмотрено ) по пол часа каждый год )
эпически говеное интервью. хуевые вопросы и хуевые ответы, хотя в заголовке обещали срыв покровов
за ширмой как всегда ????? А вы отправляйте свои заветные смс-ки :))))
?

Log in

No account? Create an account