Бернар Вербер о женщинах, литературе и счастье

Fastcult поговорил с писателем про любопытство, образование и «духовную науку», а также выяснил, что движет им при написании книг


Вербер


Популярный французский писатель-фантаст Бернар Вербер представил в Москве свою новую книгу «Третье человечество», которой он планирует открыть новую серию романов.

Если раньше его книги иследовали конкретные вопросы, вроде того, что ждёт нас всех после смерти, то свежий роман затрагивает сразу несколько связанных тем. Он задаётся вопросом о будущем человечества, и предлагает свой вариант ответа: в озере, затерянном глубоко под антарктическим льдом, экспедиция Чарльза Уэллса обнаруживает скелеты древних существ, рост которых составлял 17 метров — их могли считать богами и жителями Атлантиды.

Fastcult поговорил с Бернаром про любопытство, образование и «духовную науку», а также выяснил, что движет им при написании книг.


— Многие ваши книги содержат нетривиальное осмысление вечных вопросов философии: откуда мы, кто мы, куда идем. Есть ли у вас свой личный вопрос, на который вы всю жизнь пытаетесь найти ответ?

Бернар Вербер: Хотелось бы понять женщин. Для любого мужчины — это очень важный вопрос и большая тайна. Многие мои персонажи как раз и пытаются понять женщин. В «Зеркале Кассандры» я попытался сделать это изнутри мира женщины.


— В ваших книгах много научных обоснований. Что вами движет при создании новой книги: научная идея или канва сюжета?

Б.В.: Научные идеи и сама наука — для меня не цель, они скорее становятся орудием и средством. То, к чему стремлюсь я сам, мои персонажи и даже все человечество — счастье. Для меня оно — в состоянии успокоенности, ощущении того, что все, что должно было случиться — случилось. Что мы сделали все, чтобы задать себе правильное направление, выполнили все, что должно были выполнить.
У всего человечества есть задачи, но и у каждого человека, у меня тоже, есть задачи собственные. Это не всегда выглядит зрелищно, но когда мы выполняем свою миссию, то ощущаем облегчение и состояние успокоенности. Мне кажется, что моя миссия — литературное творчество. Каждый раз, когда я пишу книгу, я думаю про себя, что пока у меня есть время пожить — я должен написать еще одну.
Чего я боюсь — так это больше ничего не написать, не использовать свои возможности полностью. Если птица может петь — она должна петь. Если живописец может писать — то он должен писать. Пчела должна делать мед, а я — писать книги. Чем больше я пишу, тем лучше себя чувствую. И я призываю всех найти то, зачем они на этой земле.


1



— Нельзя не отметить, что в школе вам очень повезло: вы нашли свою страсть — рисование — и вам позволили заниматься им вместо других предметов. В это время у ваших одноклассников все было наоборот: им нужно было заниматься не самыми любимыми предметами. На ваш взгляд, какие плюсы и минусы есть у таких подходов к образованию?

Б.В.: Бывают моменты, когда нужно сконцентрироваться на чем-то одном, а бывают моменты, когда нужно заниматься в жизни всем. Если все время будешь сосредоточенным на каком-то одном её аспекте — ничего не получится. Если все время будешь разбрасываться в разные стороны — тоже ничего не выйдет. Это как телескопический объектив фотоаппарата и fish-eye. Их нужно иногда менять местами. Если бы все учителя преподавали нам только рисунок, у меня были бы сейчас большие сложности. Моих книг, возможно, и не было бы. В школе всегда были преподаватели, которые учили меня чему-то еще.


— Что, по-вашему, может убить в человеке любопытство, а что разбудить?

Б.В.: О! Пробудить любопытство может путешествие, общение с людьми: для мужчин — общение с женщинами, а для женщин — общение с мужчинами. Смотреть на звезды, гулять по лесу, слушать музыку.
А подавляют любопытство люди, которые забирают у нас энергию. Их нужно распознать и держаться от них подальше (Смеется). Но иногда эти люди — наши родители, дети, лучший друг, партнер — то есть те, которых мы считаем необходимым держать рядом с собой. Тем не менее, если они сокращают наш запас жизни, нужно постараться отдалиться от них.


_MG_6277



— В книге «Танатонавты» есть сцена, когда самолет «Боинга» врезается в дом. Спустя 7 лет после выхода книги такая сцена произошла в крайне трагическом варианте — теракт 11 сентября в Нью-Йорке. Чем можно объяснить такое невольное совпадение: это пророчество, наблюдательность или у вас дома как у вашего героя Исидора есть «древо возможного», на котором вы расписываете все возможные варианты развития событий?

Б.В.: Это скорее наблюдательность: самолетов в последнее время все больше и больше, вероятность таких событий достаточно высокая. Я даже удивляюсь, что это не происходит чаще. Я был в Сингапуре и наблюдал, как самолеты приземляются, фактически касаясь домов. Тогда я подумал, что достаточно небольшой рассеяности пилота, чтобы врезаться в здание. Я писал именно об этой случайности, ни разу не о терроризме. Я не считаю себя пророком, но стараюсь предчувствовать, что может случиться в будущем. В этом и есть суть писателя-фантаста.


2



— Один из ваших героев, Исидор, живет в необычном доме: в бывшей водонапорной башне, внутри несколько этажей, на верхнем этаже — бассейн с дельфинами под открытым небом. Ваш дом такой же необычный как дома ваших героев?

Б.В.: Мой дом довольно необычен: я переделал потолок — сделал там небесный свод с большим количеством оттенков, — оранжевыми и лиловыми тонами. Это конечно не такой дом как у Исидора: дельфины в бассейне — довольно серьёзная работа. А у меня даже никогда не было аквариума с рыбками — они бы просто-напросто умерли у меня.


— «Танатонавты» — отчасти сатира на религию; в этой книге у неё есть чёткая научная подоплека. Вы говорите о том, что должна появиться «духовная наука». Что для вас «духовность» сама по себе? Что вы вкладываете в понятие «духовной науки»?

Б.В.: У нас есть два полушария мозга: левое — это наука, правое — духовность. Это два способа познания мира. С научной точки зрения, мы — большое количество клеток, 80% — кости, половые и возрастные признаки. С духовной — комок мыслей, переживаний, душа. Если смотреть только с научной или только с духовной точки зрения — не понятно, кто мы. Это два взаимодополняющих измерения, без одного из них — мир не полноценен.


_MG_6362



— Эти измерения должен соединять какой-то «мост» или они должны работать синхронно?

Б.В.: Я пишу, чтобы этот «мост» создавался. Я говорил о чередовании дыхания или приближения, с мозгом — это не так. Мы не можем поочередно включать и выключать разные полушария. Когда я с вами разговариваю, работают оба полушария: я учитываю вашу биологическую и духовную природу. Они работают синхронно, но эту работу тоже нужно улучшать и совершенствовать.


— Существует проект «Венера», посвящённый созданию супер-глобализированного, мирного общества; вы наверняка слышали про него. И ваша книга — «Звездная бабочка», о стремлении человека вырваться за пределы своей планеты, чтобы создать там новое общество. Какой из этих вариантов будущего, по вашему, наиболее вероятен?


3



Б.В.: Что касается сути проекта Венера, люди всегда стремились к чему-то подобному, во всех обществах и во всех теориях, и коммунистической и анархической. Везде отличались только пути достижения конечной точки.
У «Венеры» и «Звездной бабочки» единая идея — мирное человеческое существование. Для реализации такого рода утопии нужно, чтобы все без исключения захотели, чтобы так оно и было. Но ведь всегда найдется кто-то один, который скажет «Стоп, мне больше не нравится эта идея». Сложно достигнуть стопроцентного энтузиазма, который и нужен для создания такого общества. Чтобы найти этот энтузиазм, нужно по-другому воспитывать детей, еще в школе прививать им желание жить в равном обществе.
Я наблюдал, как это хорошо работает в кибуцах в Израиле (сельскхо¬зяйст¬вен-ная коммуна — прим. редакции): все принадлежит всем, двери никто не закрывает. Люди работают на коллектив, не ставя в приоритет свои интересы. Но главное условие — все это ограничено землей кибуца. Поскольку весь мир вооружен, пестрит опасностями и разными рисками, из этого рождается желание создания закрытых миров, где все хорошо. Я месяц прожил в кибуце, где блага принадлежат всем, денег нет, все питаются, пользуются бассейном и спортзалом вместе. Все было доступно и открыто. Люди выглядели довольно расслабленными и довольными.


_MG_6365



— Но это возвращение к отправной точке: к общинам. Это нормально или плохо?

Б.В.: Для кого-то хорошо, для кого-то плохо: одни созданы для коллективной жизни, другие — нет.
И это снова связано с воспитанием. В кибуце дети изначально привыкают к обществу: их воспитывают коллективно, родители берут каждого ребенка на какой-то срок, чтобы им заниматься. Неудивительно, что во многих кибуцах люди знают много языков. У детей нет страха взрослых, даже малыши совершенно открыто общаются с любым взрослым. Значит, есть какой-то способ воспитать будущее поколение, чтобы подготовить его к миру, где коллективное обладание вещами действительно работает.
А во Франции я видел хиппи. Среди них есть те, кто работают, и те, кто ничего не делает. В какой-то момент работающим надоедает такое положение дел, и они ругаются с теми, кто ничего не делает. В закрытом сообществе есть одна проблема: если вы с кем-то поругались, вы все равно будете видеть этого человека каждый день. А если вы поругались с кем-то в городе, у вас мало шансов столкнуться еще раз — это преимущество индивидуалистского образа жизни.


— Что, по-вашему, больше движется общество вперед: социальная сфера или политика?

Б.В.: Эти слова ничего не значат, есть политики, которые ничего не делают, есть экономисты, которые ничего не делают. Только умные люди движут общество вперед. Лёб Штраус, придумавший джинсы, просто создал универсальную вещь для богатых и бедных. Он подарил чуть больше равенства человечеству, а при этом он не политик и не экономист. Такие люди и продвигают человечество вперед. Иногда они делают это, сами того не замечая.

Интервью: Анна Калачина

Читайте также:

    counter: 0 / 1053509
    counter: 0 / 1073099
    counter: 0 / 1067214
    not photo or video
    formatted_img: Как знакомиться в интернете. Реальные истории пользователей
  • print entry
  • counter: 1 / 1076102
    not photo or video
    formatted_img: Алексей Кудрин сыграл на барабанах на джазовом фестивале
  • print entry
  • counter: 2 / 1078588
    not photo or video
    formatted_img: Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой
  • print entry
    Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой

    Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой

    14 марта итальянского политика Массимилиано Федригу госпитализировали после заражения ветряной оспой (или ветрянкой) — он несколько дней провёл в больнице. Местные СМИ подметили ироничность ситуации: Федрига неоднократно выступал против закона об обязательной вакцинации детей в Италии.

    Закон приняли ещё в 2017 году, но в силу он вступил в марте 2019 года. Согласно ему, дети до 16 лет должны получить прививки от 10 заболеваний (включая ветрянку), чтобы посещать детские сады и школы. Поход непривитого ребёнка в школу обойдётся родителям в 500 евро штрафа.

    Федрига, глава итальянского региона Фриули-Венеция Джулия, называл закон «сталинистским». По словам политика, он не сторонник антипрививочного движения, но считает, что родителей не нужно принуждать к вакцинации детей. «Я всегда говорил, что поддерживаю прививки, но с семьями нужно сотрудничать, а не заставлять их», — отметил Федрига после госпитализации.


    Источник:TJournal.ru
    1
Комментарии
О: обожаю его книги, спасибо за пост
Популярное

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

colouredМарк Твен, Чарли Чаплин, Элизабет Тейлор и тестирование первого пуленепробиваемого жилета — все это было в цветном мире. Так почему бы нам не убедиться в этом самим?
Read more...Collapse )
1
?

Log in

No account? Create an account