Олег Куваев о садомазо, антипиратском законе и что будет с Масяней

Масяня, Олег КуваевСоздатель легендарной Масяни рассказал нам о том, какой закон будет работать «через жопу», сколько денег приносит Масяня, и что она сделает, если станет президентом нашей страны
В конце июля Олег Куваев, создатель Масяни, запустил на российской платформе краудфандинга planeta.ru проект по сбору средств на 115-ую серию своего популярного мультфильма. Нужные для ее создания 100 тысяч рублей были собраны в считанные дни.

Масяня, Олег Куваев


По просьбам поклонников Масяни — Олег Куваев продолжил сбор средств: и на 116-ую серию деньги собрали за рекордные 6 часов. Сейчас сумма собранная проектом превышает 300 тысяч рублей (достаточно еще и на 117-ую серию).

Мы поговорили с Олегом Куваевым о том, как изменилась главная героиня его мульта, многочисленных «нельзя» для художника в России, и что бы сделала Масяня, став президентом.

Масяня, Олег Куваев


— Вы помните, как так получилось, что Масяню показывали в Парфеновских «Намедни»? Что их объединяло Леонида Парфенова и Масяню

— Парфенов появился у нас в студии в самый пик популярности мультов Масяни. Как раз тогда была общероссийская интернет-премия, где мне дали аж пять призов. И Парфенов — как любитель всего самого актуального — появился у нас: что, по-моему, совершенно логично. На тот момент Масяня была очень актуальной, и он подцепил нас. Что было довольно смело, потому что качество Масяни как мультсериала оставляло желать лучшего (смеется). Сейчас оно заметно улучшилось. Естественно, мы получили какую-то базу, аудиторию и хороший толчок, чтобы из «поделок на коленках» превратиться в нормальный мультсериал.

— Нет ли у вас страха краудфандинга, о котором говорят многие творцы: мол, увеличивается ответственность перед зрителями?

— Страх такой есть. У всего этого есть и плюсы и минусы. Раньше Масяня выходила благодаря спонсорам, чья реклама размещалась в конце мульта. Но спонсор тоже обязывает — ему же не дашь что попало, он подписывается под этим: и не на все темы можно говорить, особенно в России в настоящее время.

Олег Куваев, Масяня


По-моему, на краудфандинге с этим немного полегче: я в принципе примерно знаю, что народ любит посмотреть. И за 115 серий, которые уже выпустили, я прекрасно знаю, как народ реагирует на ту или иную тему. Я лучше понимаю, что хочет народ, чем то, что хочет спонсор: никогда не знаешь, кто там менеджер или директор принимает решения.

Вот сейчас выходила серия, где не то чтобы была замешана политика, но были намеки на нее (смеется). Я боялся, что люди начнут говорить «Я не платил за такое». Один такой нашелся, хотя я не нашел его в списке тех, кто платил деньги.

Олег Куваев, Масяня


Есть страх: люди платят деньги и чего-то ждут. Для этого в краудфандинге и создается предварительное описание проекта — для чего и зачем нужны деньги, чтобы люди знали за что платят. У нас до этого вышло 114 серий, поэтому я тайны сюжета не раскрывал — люди уже сами знают, чего примерно ожидать. Но небольшой сюрприз все равно получился.

Масяня, Олег Куваев


— Как долго, по-вашему, можно продержаться на краудфандинге?

— Это зависит, в первую очередь, от продукта. Особенно это видно при сборе денег на сериальный продукт, как у меня: в какой-то момент могут просто перестать поддерживать. Я собираюсь сидеть на краудфандинге, пока это работает — это удобно: деньги набрались, и я начинаю работать над серией. Пропадают вопросы «когда появится серия». Когда вы (зрители) захотите, тогда и появится. Это народное и совместное решение. Люди поддержали, значит, хотят видеть. Не поддержали — до свидания Масяня. Если публика доверяет художнику, то она хочет видеть, что он делает. Конечно, мне легко говорить с высоты 115-ой серии, а вот у молодых проектов — страхов и опасений значительно больше.

Вообще, мне эта модель нравится. За краудфандингом — очень большое будущее, он создает хороший диалог между зрителями и художником.

Олег Куваев, Масяня


— Новая серия получилась «на злобу дня», с пародией на новые законы Госдумы, центральное телевидение и президента. Причем, зрители восприняли это как политическую сатиру, которую от Масяни не ждали. Вы же ответили, что наоборот высмеяли ущемленного художника. В чем конкретно это выражено? Вы ближе к «забракованному рыжему искусству» или к тем, кто его выбрасывает, то есть к самой Масяне?

— Масяня, скорее, близка к абстрактному понятию здравого смысла. Это мне и хотелось озвучить. В этой серии, с моей точки зрения, не было политики. Эта серия была про художника, который пытается обойти подводные камни, которые ему нафиг не нужны. Все мы знаем, что политика — дело грязное, даже если ты говоришь правду — ты всё равно вляпаешься в лужу. Поэтому политику нужно обходить — это далеко не новая тенденция среди художников.

Олег Куваев, Масяня


Эта серия про бедного и несчастного художника, который в условиях очень узкого пролива пытается маневрировать на своем несчастном корабле и не задеть там, не задеть сям. Были претензии за появление конформизма у Масяни. Но это же все утрировано, это мультфильм. Она, конечно, обзавелась таким конформизмом, что неудивительно, когда тебя мало интересует, что вокруг творится, не волнует мировая справедливость, а интересует, чтобы твоя семья жила хорошо. Такой конформизм появляется у всех — и это нормально. Что-то подобное и появилось у Масяни. В серии показано, во что выливается попытка конформизма в зажатых условиях. Я-то как гражданин Израиля в этом плане более свободен, но работаю на русскоязычном поле. Я уехал, а Масяня так и осталась жить в Питере, поэтому она всё принимает близко к сердцу.

Олег Куваев, Масяня


— В какой-то момент расцветающее пиратство практически вынудило вас создавать и выпускать, грубо говоря, легальную продукцию по Масяне; а позже появились игры и мобильные приложения. Сейчас в Масяне больше искусства или бизнеса?

— У Масяни с бизнесом отношения никогда не складывались. Помню, как еще на пике популярности приезжал известный японский то ли режиссер, то ли продюсер. Я был в таком запале и беготне, что не спросил его имя. Он спрашивал про мерчендайзинг, «сувенирку». А у нас ничего нет… Он этому очень удивился и не понял, зачем тогда мы всем этим занимаемся.

Масяня начиналась как альтернативный проект, и пытается таким оставаться. Но мейнстрима у нас нет, ничего похожего на Масяню так и не появилось. Поэтому мульту одновременно приходится играть роль и мейнстрима, и альтернативы.

Олег Куваев, Масяня


Мы пытались выпускать какие-то футболки, куклы, но никакого коммерческого толка от этого не было. Это стало приятной услугой для фанов, но не прибылью для нас. Может быть, куча пиратской продукции приносила прибыль её создателям — этого мне неизвестно.

Поэтому на бизнес-сторону я забил. В российском бизнесе все как-то криво с мерчендайзом, чтобы оттуда что-то извлекать нужно обладать мощностями, как у «Смешариков».

Мне намного легче делать рекламные ролики с Масяней — денег больше. А от самой Масяни денег немного, но много удовольствия. Поэтому сейчас это на 75—80% искусство, остальное — бизнес.

Олег Куваев, Масяня


Масяня так и осталась странным проектом, так и не стала чем-то цивилизованным. Видимо, это отражает всё, что происходит в России (смеется). И к тому же это слишком авторский, личный проект: я всегда всё делал сам, а чтобы он стал бизнесом его нужно обезличить.

Олег Куваев, Масяня


— Как на Масяне отразится так называемый «антипиратский закон»? Он же практически запрещает просмотр кино в интернете, а это основное место, где можно увидеть мультфильм.

— Я всегда страдал от пиратства, у меня как у производителя, всегда что-то воровали, и я всегда говорил про необходимость копирайта, что художник страдает без нормального законодательства. Но я знаю, как у нас все эти законы осуществляются, в конце концов. У меня нет почти никакого сомнения, что «антипиратский закон» будет сделан через жопу и пострадают сами художники, и я, наверняка, тоже (смеется). При его создании даже не консультировались с интернет-сообществом: так что невелика надежда, что от этого закона пиратам станет плохо, а художникам — хорошо.

Олег Куваев, Масяня


— Что-то сегодня изменилось в ваших персонажах?

— Масяня не может не меняться. Я вот совсем не понимаю, как абсолютно не меняются «Симпсоны» — и младенец там столько лет подряд ползает с соской! А Масяня — сериал, живущий и взрослеющий, со временем он набирается опыта и отчаяния. Проект несколько раз умирал и возрождался. Остался только первоначальный концепт, а все остальное «мясо» поменялось.

Олег Куваев, Масяня


В начале это был чисто хулиганский проект, где курили марихуану и анашу, пьянствовали, хулиганили, мошенничали и придуривались. Но постепенно персонажи выросли, повзрослели, у них появились мозги. По крайней мере, я на это надеюсь (смеется). Это, пожалуй, самое главное, что мозги появились, функционируют и развились, в лучшую или худшую сторону, но вместе с нами: что выросло, то выросло. Остался разве что первоначальный дурацкий лексикончик.

— В отличие от мировой традиции сериалов («Симпсоны», скажем), вы решили, что Масяня будет расти вместе со своим зрителем. Не стал ли из-за этого мультфильм «продуктом» для одного поколения?

— На самом деле Масяня — немного шире, чем одно поколение. Мне приходит очень много писем, особенно в «Вконтакте»: «вот, это мое детство, это первый мультфильм, который я посмотрел, я вырос на Масяне». Конечно, Масяня — для узкого спектра из всех поколений. Но вот плюс и минус возраста — довольно большой: те, кто родился в 60-е, 70-е, 80-е и даже в 90-е. У меня так первый сын родился в 93-м году и вырос на Масяне. И, кстати, многие из его поколения испытывают такие ностальгические чувства, что для меня удивительно: у меня ощущение, что первый мульт я нарисовал только вчера, а мне пишут, что выросли на Масяне.

Олег Куваев, Масяня


— Если бы вы оказались на необитаемом острове, где нет никакой еды, но есть персонажи, которых вы придумали — кто кого бы съел первым?

— Что за странный вопрос (смеется)? Никто бы никого не стал есть, надеюсь, они все-таки люди и друг друга не едят. Люди, конечно, звереют, когда возникает угроза жизни. Но надеюсь, мои персонажи цивилизованы до такой степени, что не станут есть друг друга, и придумают что-то другое.

Олег Куваев, Масяня


— Что сейчас является главной опасностью для Масяни, как для проекта?

— Главной опасностью, все-таки, является ситуация в России: там в последнее время стало немножко трудно вообще что-либо делать на русском языке — куда суваться-то? Про религию — нельзя, про секс — нельзя, про мат — нельзя, про наркотики — нельзя, про бухло — нельзя, про деньги — нельзя! Ничего нельзя: ни про ментов, полицию, правительство, чиновников, хипстеров, хомячков! Там такой список «чего нельзя», что начинаешь потихоньку чувствовать себя участником садомазо, который связан по рукам и ногам.

Олег Куваев, Масяня


С другой стороны, меня никто не запирает: плаваешь в этих волнах, пытаешься лавировать, убежать от этого и просто развлекаться, но все равно тебя это настигает! Общее настроение у народа — мрачное, ему не всегда хочется веселиться. Менталитет и общая атмосфера в начале 2000-х были веселее и больше способствовали «хихи-хаха», а сейчас все меньше и меньше. Надеюсь, что Масяней я немного разбавляю такую атмосферу.

Олег Куваев, Масяня


— Можно ли назвать Масяню символом поколения?

— В принципе, да, ее можно считать своеобразным символом. Я, конечно, не строил так, чтобы всё это было каким-то символом. Масяня так и не вляпалась ни в какой официоз. Слава Богу или не слава — не знаю. Но в любом случае, она осталась таким неформальным и ненавязчивым символом — что людям, безусловно, импонирует.

— В 2003 году Масяню предлагали выдвинуть в президенты. Если все-таки представить, что героиня заняла бы этот пост, чтобы она сделала первым делом?

— Ну, наверное, отменила бы все дурацкие законы, которые приняли за последние 10 лет. Из них дурацких, наверное, много. Я в этом не очень разбираюсь, но те, которые доходят до меня — очень дурацкие. Конечно, трудно представить себе, чтобы Масяня стала заниматься какой-то политикой серьезно. Может быть, когда она постареет вместе со мной, ей захочется превратиться пикейный жилет, который будет ворчать на всех, раздавать советы, как построить мировой порядок.

Олег Куваев, Масяня


— Чего бы Масяня никогда в жизни не сделала?

— О-о-о, наверное, никогда бы не стала замыкаться в себе, замыкать страну в себе. Она не стала бы изолироваться от мира и враждовать. Надо дружить со всеми, все очень просто, и сделать это не так уж и трудно.

Читайте также:

    counter: 0 / 1076713
    counter: 0 / 1059195
    counter: 0 / 1061722
    counter: 0 / 1052649
    counter: 0 / 1051664
    not photo or video
    formatted_img: Зачем пользователи сети бросают на головы друг другу презервативы
  • print entry
    Зачем пользователи сети бросают на головы друг другу презервативы

    Зачем пользователи сети бросают на головы друг другу презервативы

    В сети набирает популярность флешмоб Condom Challenge — чтобы принять в нем участие, нужно специальным образом набросить на голову презерватив с водой. Латексный пузырь необходимо сбросить , чтобы он обхватил голову и остался на ней. Акция, которая должна привлечь внимание людей к теме безопасного секса.
    Read more...Collapse )
    0
  • counter: 1 / 1063563
    counter: 1 / 1060711
    counter: 1 / 1058778
    counter: 1 / 1073099
    counter: 1 / 1056664
    not photo or video
    formatted_img: Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест.  Sarona Market
  • print entry
    Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест.  Sarona Market

    Тель-Авив - город, который никогда не спит и все время ест. Sarona Market

    Продолжая знакомить с израильскими блогами, не можем обойти вниманием и инстаграм популярного в Тель-Авиве рынка Sarona. @saronamarket. Sarona Market открылся в 2015 году и занимает площадь около 9000 кв.м на территории которого продаются свежие овощи, фрукты, органические продукты, мясо, рыба, кондитерские изделия и многое многое другое. Sarona Market уже стал один из модных и популярных мест Тель-Авива.
    Read more...Collapse )
    0
Комментарии
Всё хорошо, да страшная она, Масяня эта
У нас на работе вот уже лет 10 одну худенькую с большими удивленными глазами молодую женщину коллеги между собой называют Масяня. Мы ее за это любим и многое прощаем. А вам спасибо за этот бренд.
Жаль, что про "Магазинчик Бо" никаких новостей, очень крутой мультсериал был
115 выпуск шедеврален. Разослала всем друзьям и сама посмотрела несколько раз, что со мной бывает крайне редко
Ну уж вставьте в пост тогда 115 выпуск, он на самом деле классный !
Отличный сериал. Спасибо Олежке за Масяню :)
Масяня-это еще один наш символ свободы..
Да,да...Как не странно рядом с другими символами ,эта страшненькая и кривоногая коротышка,говорящая свободно и без ненужных условностей...наш символ свободы слова..Еще один.-:))
Популярное

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

Украсить историю: цветные ретро–фотографии

colouredМарк Твен, Чарли Чаплин, Элизабет Тейлор и тестирование первого пуленепробиваемого жилета — все это было в цветном мире. Так почему бы нам не убедиться в этом самим?
Read more...Collapse )
1

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей, Лада Калина, РоссияВ середине мая нашу страну посетила с визитом бывшая порнозвезда Саша Грей (25 лет). Она захотела повторить подвиг Путина: проехать из Хабаровска до Читы на «Ладе Калине».
Read more...Collapse )
176

Сексизм в рекламе. 18+

Сексизм в рекламе. 18+

Сексизм в рекламе. 18+

Сексизм в рекламеДискриминация людей по половому признаку, или гендерная дискриминация — явление достаточно распространённое. Как это ни удивительно в современном мире. Особенно, этим отличается реклама — в своём стремлении приобрести статус вирусности.
Read more...Collapse )
59
?

Log in

No account? Create an account