Iamthemorning об интернете, музыке и краудфандинге

iamthemorningМузыкальный коллектив Iamthemorning из Петербурга — первые российские музыканты, собравшие денег на новый альбом на англоязычной платформе Kickstarter. Мы поговорили с группой об этом интересном опыте.
Любой писатель сегодня может опубликовать книгу напрямую через специальную программу Amazon, 3D принтеры и торрент-трекеры с трёхмерными моделями скоро заменят архитектурные бюро, оскароносное кино снимают на iPhone, и музыканты всё чаще смотрят в сторону независимого финансирования своих проектов.


iamthemorning
Фотография с официальной страницы группы Вконтакте



И в России уже есть свои краудфандинговые платформы. На некоторых из них известная российская группа вполне может собрать себе денег на независимое издание альбома. Трудности начинаются, когда ты — умеренно известная група. Или, как в случае коллектива Iamthemorning из Санкт-Петербурга — известная в основном на Западе.
После издания первого альбома музыканты группы насмотрелись на неудачные попытки работы других молодых проектов с российскими краудфандинговыми ресурсами, и решили попробовать с западным — сервисом Kickstarter.

iamthemorning
Фотография с официальной страницы группы Вконтакте



На сегодняшний день уже очевидно, что Iamthemorning провели образцовую интернет-кампанию. Блог на LiveJournal с совершенно прозрачным описанием процесса краудфандинга, страница во Вконтакте с видео и фотоальбомами, музыкальными записями — для российских фанатов, и англоязычная на Facebook — для западных. Сбор средств на запись второго альбома одновременно вёлся по краудфандинговой модели на сайте iamthemorning.com и в качестве кампании на Kickstarter, которую от лица Iamthemorning провёл британский звукорежиссёр Марсель ван Лимбек.
Поддерживалась вся эта конструкция мотивирующими аудиторию видеороликами:

Официальный видеоролик для кампании на Kickstarter



К моменту публикации этого текста вместо заявленных двух тысяч фунтов собрано чуть больше шести, чуть больше ста тысяч рублей собрал и российский сайт по схожей с Кикстартером системе вознаграждений (за 300 рублей можно было получить ссылку на скачивание альбома накануне релиза, за 500 — издание на CD).
Мы поговорили с лидерами группы, петербуржцами Марьяной и Глебом об их втором альбоме и таком интересном опыте, как организация краудфандинговой кампании.

Второй видеоролик для кампании на Kicksterter



— Расскажите пожалуйста, как вы записывали первый альбом? Уже сейчас понятно, что второй будет качественно находиться совершенно в другом измерении, но и запись первого, как я понимаю — очень многосоставный и сложный процесс. Многие наши читатели могут не понимать из чего он состоит.


Марьяна: О, это был прекрасный процесс, никогда не забуду и никогда больше не буду так делать. По сути, запись была растянута примерно на год, — и делалось всё в последовательности, практически противоположной правильной. В подробности вдаваться не буду, но на альбоме использовались материалы, кажется, из четырёх разных студий и парочки квартир. А ещё шейкер, записанный на диктофон.

Глеб: Мы с самого начала плохо представляли конечный результат, поэтому буквально по крупицам собирали весь музыкальный материал. Понятное дело, этот подход затронул и организационные вопросы. По сути, из-за собственной неопытности мы растянули процесс записи на долгие месяцы вместо пары недель...


iamthemorning



— Понятно, что это достаточно глупый вопрос о ярлыках, но как вы определяете свою музыку жанрово?


Марьяна: мне очень близко определение камерный прогрессив-рок, но я понимаю, что пока мы не издадим второй альбом, на слово «прогрессив» претендовать особенно не стоит.

Глеб: В моём представлении это некий музыкальный кроссовер, где каждый находит что-то своё. Поэтому и в сети нас величают то «прогрессивом» то «умной поп-музыкой»... Недавно один человек сказал мне что наша музыка напоминает ему народные мотивы Патагонии! Так что, думаю, к вопросу определения жанра нужно относиться проще.



— Самое интересное в связи со вторым альбомом — в его создание ведь вовлечено множество совершенно разных людей: от художника и сессионных музыкантов, до звукорежиссёров. И их всех, и взаимодействие между ними — нужно как-то координировать. Обычно для этих целей есть специальный человек, но вы, ко второму альбому, кажется всеми этими штуками занимаетесь сами. Люди творческого рода занятий обычно дико неорганизованны в этом смысле, или даже боятся браться за менеджмент и обмен письмами, думая, что это унижает их художественный дар. Расскажите, как у вас с такой точной зрения обстоят дела?


Марьяна: У меня никогда не было определённой позиции по части менеджмента, я просто делала то, что делать было некому, и постепенно втянулась, хотя это и знатно портит мне нервы. Координация людей — неотделимый от творчества процесс. Все, кто принимает участие в том, что мы делаем, в первую очередь помогают НАМ, потому что кому как не нам это нужно больше всего? Мне очень сложно было бы доверить кому угодно кроме Глеба любое занятие, могущее повлиять на качество итогового материала, потому что я чувствую невероятную ответственность перед всеми людьми, вовлечёнными в процесс и поддерживающими нас (особенно с момента начала нашего краудфандинга).

Глеб: В определённой степени мы надеемся на ответственность и добросовестное отношение всех вовлечённых в процесс. Порою просто физически не успеть всё проконтролировать, хотя вот у Марьяны иногда получается.


iamthemorning



— Большинство известных мне независимых коллективов в плане инструментов двигаются по нарастающей. Сперва это один-два человека, гитара+вокал, потом ритм-секция, и в финале уже какое-нибудь выступление Dream Theater с симфоническим оркестром. Вы же от состояния «симфонического оркестра» в какой-то момент вернулись к «рояль+вокал». Это просто плавающий период или осознанный выбор?


Марьяна: Да? Вернулись? Вы что-то путаете, наш оркестр с нами :) Эпизодические выступление в формате «рояль+вокал» — это исключения из правил, обусловленные мобильностью такого состава и нашими совершенно особенными отношениями со слушателями, которым, кажется, одинаково приятно видеть нас в любом составе. Всё-таки в России мы группа неизвестная, семерых человек в Калининград (например) не увезёшь.

Глеб: Наш выбор руководствуется поводом и площадкой. Хотя был у нас и такой опыт, когда на крошечном пятачке еле помещались семеро музыкантов, или на большой сцене приходилось играть вдвоём...



— Есть ли у вас понимание того, как станет развиваться ваша музыкальная карьера? Ведь сейчас, как я понимаю, Iamthemorning формально выглядит как хобби: у вас у всех есть другие работы, нет контракта с лейблом и так далее. Вы осознанно избегаете вот этой официальной стороны музыки, как бизнеса?


Марьяна: Мне кажется, что настоящая музыка не может быть хобби. Это даже не образ жизни — это необходимость. Я работаю в первую очередь потому, что мне надо снимать квартиру и вообще как-то существовать. Это не делает из музыки хобби. А что до лейблов — мы издаёмся на одном немецком, но это с нашей стороны скорее эксперимент. Не хочется быть связанными по рукам и ногам бумажкой, которую ты когда-то подписал просто потому что тебе предложили. Был у нас такой опыт — на протяжении целого года на меня давило одно агентство, обещая золотые реки, мировое господство и Бьёрк на разогреве, но мы устояли и радуемся до сих пор, потому что иначе оказались бы буквально в рабстве.

Глеб: У меня нет хобби, потому что все мои увлечения, дела и работы сейчас так или иначе связаны с музыкой, и мне с этим интересно. Что касается Iamthemorning — то мы вот уже три года не спеша делаем своё дело. Делаем его с любовью, и, на мой взгляд, довольно хорошо. За последние полгода мы начали издаваться за рубежом, а летом пишем альбом с замечательным звукорежиссёром — это для нас большой шаг. Но, думаю, что всё самое интересное — ещё впереди.


iamthemorning



— У вас уже сейчас довольно успешная кампания по сбору денег на второй альбом от фанатов, на вашем сайте и на Kickstarter. Планируете ли вы сейчас и следующий альбом финансировать по этой схеме?


Марьяна: В нашей ситуации всё меняется настолько быстро, что строить настолько далекоидущие планы- не конструктивно. Но вообще-то лично мне эта схема очень нравится — впрочем, надо подождать, чем всё закончится. Когда мы выпустим альбом и я отработаю свой срок на Почте России, рассылая все вознаграждения — тогда-то и станет понятно, насколько это для нас приемлемо. Но вообще, всегда сложно делать что-то впервые, особенно если до тебя не было прецедентов — мы же первые русские музыканты на Кикстартере. Так что по идее, в следующий раз должно получиться ещё лучше.

Глеб: По-моему, это отличная схема, когда слушатели вот так поддерживают любимых музыкантов. В нашем случае поддержка — это ко всему прочему и предзаказ будущего альбома, поэтому все остаются довольны.





— В краудфандинге всегда есть определённый элемент страха перед слушателем. Один товарищ из игровой индустрии как-то сказал, что не собирает деньги на игру на кикстартере только потому, что боится разочарования фанатов, давших деньги. Есть ли у вас такие страхи?


Марьяна: Я знаю, что всё будет красиво. Поэтому я хоть и волнуюсь, но не боюсь.) Если людям понравился наш первый альбом, то второй понравится непременно.

Глеб: Мы не успокоимся пока не сделаем всё как следует.



— Ну и вторая часть этого вопроса: со вторыми альбомами часто очень понятная вещь происходит — они даются сильно тяжелее, чем первые, и нередко выходят хуже. В основном потому, что для первого альбома пишут песни всю жизнь, а для второго надо написать за год-два. Нет ли у вас опасений на этот счёт?


Марьяна: По моим ощущениям, у нас всё наоборот. Конечно, в нашем славном коллективе, любящем менять составы, звучание, аранжировки и вообще всё, что можно поменять, любой шаг — эксперимент, но на примере первого альбома мы хотя бы узнали, как делать не надо. От этого и пляшем.

Глеб: Нам не было тяжело. Для меня песни со второго альбома — логичное продолжение всего того что мы делали на первом. Это словно вторая часть книги в которой происходит развитие сюжета.



Интервью: Алексей Серебренников

Читайте также:

Комментарии
?

Log in

No account? Create an account