Владислав Мамышев-Монро (1969—2013)

Стало известно, что российский художник Владислав Мамышев-Монро утонул в бассейне на Бали, где он любил отдыхать зимой. Когда-то он давал нашей редакции интервью. Мы говорили с ним об искусстве и художниках. И Мамышев-Монро рассказал, как связаны смерть деятелей культуры и остров Бали.

Владислав Мамышев-Монро


Останкино — иллюзия настоящего

За последнее десятилетие произошло тотальное срастание искусства и примитивной, низовой бытовой культуры. Мерилом всего становится массовый зритель, и под него подстраивается большинство культурных мероприятий.

Те вещи, которые раньше были недосягаемыми и были сферой интересов узкого круга специалистов, (такие как балет или опера), стали навязчиво популяризироваться. Поэтому главный культурный процесс, который сейчас происходит – занижение планки всех видов и всех форм искусства.

Владислав Мамышев-Монро


Я ценю то, что еще не тронуто. Самыми интересными я считаю те выставочные, театральные и любые другие площадки, которые каким-то чудесным образом законсервировались. Поэтому одним из главных впечатлений последнего времени для меня стал музей-усадьба Останкино. Это чистое искусство: там нет ни одной мраморной колонны, ни одного мраморного бюста, это все стилизация, искусственно сделанная из папье-маше. Такая фантастическая игрушка, которая создает полную иллюзию настоящего.

«Неслучившееся будущее» в МУАРе

В архитектурном музее, в МУАРе сейчас идет выставка «Неслучившееся будущее». Это макет дворца Екатерины II, который она мечтала построить для себя. Если бы его построили, то это был бы колоссальный по своему масштабу проект, которому нет аналогов в мире. Архитектором этого проекта был Баженов, и он действительно придумал все самое лучшее, что могла преподнести история развития человечества в архитектуре.

Владислав Мамышев-Монро


Диверсия в Летним саду

Меня позвали в мой родной город, в Петербург, вручать премию от журнала «Собака.ру» одному известному модельеру. Мероприятие проводилось в Летнем саду, который для каждого ленинградца, читавшего «Евгения Онегина», знаковое место. И знаете, что они сделали с Летним садом? Все оригинальные скульптуры были вывезены в Русский музей, а на их месте поставили очень плохие копии из бетона, понастроили какие-то нелепые фонтаны… Это такое катастрофическое зрелище! В самом сердце Петербурга совершена такая диверсия, и об этом никто не говорит, не пишет, – все молчат. Но у нас теперь нет Летнего сада.

Владислав Мамышев-Монро


Ритуал прощания с прошлым

Я приехал сюда с очень интересным церемониальным проектом. На мой взгляд, наши многочисленные проблемы, такие, как политизированность, распространяющаяся на всех подряд, тень перестройки, которую мы уже давно, казалось бы, пережили, и прочее – все это оттого, что советская мифология не могла быть так просто выброшенной и забытой. Она продолжает жить своей жизнью, но уже в искореженном и испорченном виде. И в каком-то смысле, эти духи прошлого мстят нам и будут мстить, пока мы не проведем красивую церемонию прощания с ними.


Владислав Мамышев-Монро


Как это сделать? Все прощания со знаменитыми деятелями культуры, высшими руководителями, проводились в колонном зале Дома Союзов. Там выстраивался такой маленький островок Бали: вокруг пальмы, цветы, хрустальные люстры, обмотанные черным гипюром, симфонический оркестр Большого театра, устраивался почетный караул, была соблюдена эта сакральная геометрия расстановки людей.… И я хотел бы сделать такое папье-маше с воссозданием за колоннами некого не построенного коммунистического рая, о котором эти советские Адам и Ева мечтали. Это должно стать красивым прощанием, ритуалом.

Владислав Мамышев-Монро


Еще, я бы хотел, воспользовавшись своей способностью к трансформации, сделать такие голографические портреты наиболее важных приверженцев советского культа – Улановой, Орловой, Симоны Синьоре, Сартра, Гагарина… чтобы они выступили своего рода почетным караулом.

Марина Абрамович

Я познакомился с Мариной Абрамович в 2003 году на выставке «Москва-Берлин». Она в то время занималась проектом, в рамках которого ездила по разным странам, выцепляла одного человека, брала у него небольшое интервью и таким образом налаживала с ним контакт. Вместе с ней в этом проекте принимал участие бразильский художник-гомосексуалист Иво. И они решили взять у меня интервью. А я в тот день был в образе Любови Орловой, и Иво сильно мной заинтересовался. То ли он подумал, что я всегда так хожу, то ли что… Марине это очень не понравилось, сразу началась чисто женская реакция «ты кто такая?». Все это было довольно неприятно. В конце концов, мы нашли общий язык, но через эту ситуацию я многое про нее понял. Она такой Кулик в юбке, только раньше начавшая и большего добившаяся.

Владислав Мамышев-Монро


Официоз вместо андеграунда

Сейчас произошла такая глобальная путаница, когда культурные посты занимают люди, которые не должны их занимать. Андеграунда нет, только официоз. К примеру, студенты школы Родченко устраивали у себя вечеринку банана-party, посвященную Энди Уорхолу, для которой переодевались в разных художников. Мне об этом написал парень, который примерил на себя мой образ. Из его слов я понял, что вся эта история со студией 54, с фабрикой Уорхола превращается в такой День Нептуна. А это же все неправда. Раньше это имело более сложную организацию, связанную с определенным образом жизни, сексуальной распущенностью, увлеченностью определенными препаратами. Нельзя загнать это в рамки детского сада.

Владислав Мамышев-Монро


Журналист: Полина Максимова
Фотограф: Ксения Колесникова
Дизайнер: Владимир Шрейдер

Читайте также:

Комментарии
Популярное

Энди Уорхол установил рекорд

Энди Уорхол установил рекорд

Энди Уорхол установил рекорд

диптих «Авария серебряной машины (Двойная катастрофа)» (1963)В среду в Нью-Йорке на аукционе «Сотби’c» был установлен рекорд цены на работы Энди Уорхола. Монументальный диптих «Авария серебряной машины (Двойная катастрофа)» (1963) был продан за $ 105 400 000
Read more...Collapse )
5

Ленин и Сталин в зарубежной рекламе

Ленин и Сталин в зарубежной рекламе

Ленин и Сталин в зарубежной рекламе

Сталин в рекламе«На дубу зеленом, да над тем простором два сокола ясных вели разговоры. А соколов этих люди все узнали: первый сокол — Ленин, второй сокол — Сталин», — пелось в известной песне на стихи Михаила Исаковского.
Read more...Collapse )
25
?

Log in

No account? Create an account