Вася Ложкин о мистике, политике и НЛО

Интернет для меня сейчас — это транспортное средство. Сейчас самое популярное слово — «мразь». Мои работы — это карикатура на параллельный мир, мистическая карикатура. Любой человек, занимающийся творчеством, — нестандартный, неординарный, интересный. У этой страны есть своя какая-то предначертанность, которая заключается в том, что одним хорошо, другим плохо. Любым творческим человеком движет тщеславие.

Вася Ложкин, интервью


— Что интернет лично для вас?

— Интернет для меня сейчас — это транспортное средство. Очень быстрое и удобное. Информационный портал, что ли, канал. Всемирный разум, куда можно подсоединяться и что-то там делать. В качестве развлечения - последнее время он меня не развлекает. Я занимаюсь творчеством, рисую картинки, показываю их через интернет людям - это самое главное. Опять же, переписка с людьми, и так далее. То есть, это очень удобная штука.

— Почему «картинки», а не картины?

— Потому что в интернете они же картинки. Зрители, которые на это смотрят, они видят картинку, а не картину. То есть, я делаю картинки для интернета, можно так сказать. Ну, не то чтобы я их делал для интернета. Но в основном они в интернете. Сейчас вот книжка появится у меня. Но, вы же понимаете, есть музыка, или фильмы, которые лежат в интернете, и есть диски, виниловые пластинки, и так далее, которые, в общем-то, реально проигрывают в том плане, что людям проще скачать из интернета. Но книга, как и, например, та же самая виниловая пластинка, создана скорее для коллекционеров, для любителей поэстетствовать. И потом, книгу можно подарить друг другу, это предмет. А информация, в ней содержащаяся, в общем-то, в интернете вся есть.

Вася Ложкин, интервью


— Какие модные интернет-словечки вы знаете? Может, у вас есть какое-то любимое.

— Вы знаете, по-моему, сейчас уже нет таких модных слов в интернете. Была, ну, она и сейчас есть, Лепра, которая «придумывала» всякие слова. Сейчас все как могут - так и общаются. Тем более, сейчас, допустим, в Facebook люди пишут друг другу личные сообщения на разных языках. Один на испанском - тот ему отвечает на немецком. Нажал кнопочку «перевести» - и все. Если несколько лет назад самым популярным словом в интернете было слово «жесть», то сейчас самое популярное слово - «мразь». И все называют друг друга мразью. «Ты любишь Сталина - ты мразь». Или наоборот, ты что-то не любишь - ты мразь.

— Как вы относитесь к феномену котиков в интернете? Чем можно объяснить их невероятную популярность?

— Этот феномен связан, я думаю, с возрастом человека. Чем человек становится старше, тем хуже у него нервная система, она расшатана, изношена, как и весь организм. И когда человек становится старше, а нервная система хуже, ему надо какое-нибудь «ми-ми-ми». А когда он маленький… Вот дети смотрят мультики: там какие-то роботы сражаются друг с другом, говорят страшными голосами, а взрослому человеку уже хочется чего-нибудь мягкого, котиков.

— Подаете ли Вы бездомным?

— Да, подаю. Потому мне их жалко. В основном я подаю бабушкам. Если бабушка какая-нибудь подходит - всегда подаю. Да и если человек просит, типа «мне не хватает на опохмелиться», я ему тоже всегда дам денег. Ну, а почему нет, если ему надо? Вот человеку нужно немного денег, чтобы купить еды, или немного денег, чтобы купить алкоголь. Я не обеднею, и ему станет хорошо. Они же не просят много. У меня, например, где мастерская была раньше, уже лет восемь стоит человек, он собирает пожертвования на возрождение русской нации. Я ему ничего не жертвовал. Он у меня сигареты стреляет иногда.

Вася Ложкин, интервью


— Как вы относитесь к фрикам? Я имею в виду сейчас не только вот таких местных сумасшедших, а фриков в глобальном масштабе.

— Хорошо отношусь. Люблю, мне нравится. Люди все-таки, особенно у нас, все-таки мрачные, мы никогда не улыбаемся. А они - необычные, это всегда хорошо, люди должны быть разными. Фрики тоже разные бывают, конечно. Но вообще они яркие, интересные, свободные внутри люди. Бывает же какая-нибудь безумная старушка, которая надевает на себя шляпу с перьями и идет в свет, ей хорошо.

— А среди знаменитых фриков есть у вас кто-нибудь любимый, какая-нибудь яркая личность, которая особенно нравится?

— Даже сложно сказать. Из тех знаменитых, которые мне нравятся, они какие-то все незаметные. Вот Пелевина вы можете заметить? Его невозможно заметить, его не существует как бы. Но он мне нравится как писатель. Вообще любой человек, занимающийся творчеством, — нестандартный, неординарный, интересный. Но меня мало интересует человек знаменитый, меня больше интересует произведение. А чем он там занимается — пьет кровь котят у себя в подвале, например, — это, в общем-то, совершенно его дело.

— Кого из писателей Вы любите?

— Пелевина! Меня в свое время ошеломило произведение «Generation П». Торкнуло по полной, как он складывает слова в предложения. И когда я посмотрел, фильм, мне он дико не понравился, мне показалось это трейлером для книги, типа посмотрите фильм и идите читать книгу. Это была 1/20 часть от книги, показанная в очень ужатой форме. Я люблю его за монологи, диалоги. Он вообще интересный! А потом, я книг не читаю вообще, и он - единственный, кого читаю.

Вася Ложкин, интервью


— Как бы вы оценили свои работы, как бы вы их назвали?

— Это мистическая карикатура. Карикатура на параллельный мир. Есть параллельный мир, в котором происходят какие-то события, и я на эти события рисую карикатуры.

— Допустим, в этом параллельном мире, или в нашем даже, вы бы встали у руля страны. Какой первый закон, или первый указ, вы бы издали?

— Ой, это так сложно. Если говорить о России, допустим, тут надо все переделывать. Первый закон — им ничего не сделаешь. Первый закон может быть — «Перекрасить стены в кабинете». А мне кажется, все надо переделывать. Я думаю, что если бы, допустим, случилось нечто необычное, и я бы стал президентом России, такой весь прогрессивный, такой весь моральный, такой весь нравственный тип, все в итоге пошло бы по старой схеме. Прошел бы год — и я начал расстрелы, гулаги и все остальное. Либо в мягкой форме: коррупция, еще что-то. То есть, ничего не произойдет. Это судьба. У нас очень сложная страна, ею сложно управлять. У этой страны есть своя какая-то предначертанность. И эта предначертанность заключается в том, что одним хорошо, другим плохо, и так будет всегда. Всегда так было и всегда так будет. Что бы ни делали. Помните, например, Ельцина? Как его всенародно избирали, вообще все: «О, Ельцин какой крутой!». И что? Через два года он стреляет из танков по парламенту, начинается война в Чечне, и вообще весь социальный капут. Ельцин, пожалуйста, — демократический такой, вообще клевый чувак. Сейчас посади туда, допустим, Шендеровича — то же самое будет. То есть, не важно — кто.

— Особый путь в России в том, что у нас все у руля оказываются только садисты?

— Нет. Замечательные люди, правда. Умные, талантливые. Просто что-то происходит — и они бы рады исправить все, сделать хорошо, а не получается. Ну, так выходит. Как, например, мистическая история из моей жизни. Моя бабушка жила в деревне, у них был какой-то ручеек с мостиком в низине, там все время туман был. И, значит, ночью через этот ручеек, она говорит, перейти было вообще невозможно. То есть, идешь по мостику, идешь-идешь — и прямо без конца. Идешь в обратную сторону — он тоже не кончается. Такая мистическая загадка. Такие есть места. Как вот Гурьевское поле, через которое нельзя ночью перейти. Просто вот не перейдешь его никак. То же самое здесь. Хоть убейся, хоть ты далай-лама, хоть ты Махатма Ганди. Ничего не получится.

Вася Ложкин, интервью


— Как бы вы оценили современную интернет-культуру?

— Я думаю, что сейчас интернет-культура — это культура ненависти. Если говорят, что телевизор — зомбоящик, то интернет — это такой ящик с ненавистью. Если буквально воспринимать компьютер как ящик: вы включаете его, и на вас льется поток негатива. Причем, он неосознанный, люди, может быть, не со зла это делают. Но идет гражданская война. И все друг друга ненавидят. Даже вот я читаю комментарии: нарисуешь что-нибудь, повесишь картинку — все, началось. Сначала кто-нибудь слово за слово с кем-нибудь зацепится — и понеслось! Такие эпитеты там друг другу присылают! А в обычной жизни мы же так не разговариваем, правильно? В интернете мы себе это позволяем — и матом друг друга крыть, и проклинать. Старые пользователи уже отвоевали свое. Это особенность тех, кто недавно до интернета дорвался. А если речь заходит о политике… Политика сейчас очень модная фишка, это прямо как рок-н-полл в 80-е годы! Политика — это вообще самое модное, что только можно себе представить. И она большую аудиторию охватывает. Начиная от студентов и кончая пенсионерами, все от этого прутся, все занимают свои как бы ниши. И в этом плане ведется окопная война в интернете.

— То есть, сейчас заявить свою гражданскую позицию — это модно, и только поэтому правильно интересоваться политикой?

— Я думаю, в этом еще есть какой-то элемент сектантства. Например, встречаешься с кем-нибудь, и он тебя спрашивает: — А ты ходил на митинг? Я говорю: нет. — Почему? — Не хочу. — Ты что, дурак? Это же круто, это же… И ой, что начинается. Каждый наркоман пытается подсадить на иглу еще несколько человек. То же самое и здесь: все проповедуют, а если ты не поддаешься, то ты, значит, какой-то не такой, какой-то ты плохой. Ты, наверное, мразь.

— Кого бы вы выделили из коллег? Чьи работы вам кажутся интересными? Кого нам нужно узнать?

— Николай Копейкин. Мы с ним близки по манере исполнения и по духу. Из не наших — украинцы Иван Симесюк. Это так называемые вольные художники. Отличные ребята, суперские. У них свой украинский колорит присутствует, национализм и все такое. Но в целом, конечно, делают клевые вещи. И они интересны тем, что не востребованы официальным современным искусством. Впрочем, как и я. То есть, я не являюсь художником, известным в артистических кругах. Я делаю для людей все свое творчество, а не для того, чтобы на биеналях это показывать. Это интересно.

— Как вы относитесь к современному искусству?

— Я его не понимаю, и оно мне кажется невероятно скучным. Вот прямо скучным! Даже не то, что оно что-то там оскорбляет, или задевает какие-то чувства тех же казаков, которые штурмуют Гельмана и музеи, чтобы никого туда не пущать, отстоять нравственность, и так далее. Я бы никогда не пошел ничего отстаивать. Потому что я глянул на это одним глазом — какая-то тоска зеленая просто.

Вася Ложкин, интервью


— Как относитесь к делу Pussy Riot?

— Ну, скажу так, что их творческий акт, если это можно так назвать, мне не понравился. Я бы оценил это как творческий акт, в принципе, но я бы не назвал это панк-молебном, как это все называют. Я бы назвал это съемкой видеоклипа «Богородица, Путина прогони». А преподносится как некий панк-молебен. Это такое мнение со стороны. Конечно, это творчество, да. Конечно, это такой панк-рок. Но мне не нравится. И что там анализировать, собственно говоря? То, что посадили их в тюрьму, я считаю, неправильно, совершенно неправильно. Не надо было никого сажать, и это все утихло бы вообще. А тут, во-первых, взбудоражили кучу народа. Опять-таки, возбудили умы горячие, и все начали друг на друга кидаться, бросаться. Это, знаете, эдакое выкапывание из низшего астрала голодных духов. Вызов, который питается негативными эмоциями. А их появилось очень много в результате этой истории. И в этом все задействованы, не только Pussy Riot.

— Как вы думаете, скандал — это сейчас главный инструмент для привлечения внимания?

— Нет и никогда не был. Главное, чтобы привлечь к себе внимание, — это message, идея. Это, может быть, талант, — как угодно это назови. Если его нет, то хоть обскандалься — ничего ты не добьешься.

— Каким деревом вы хотели бы стать после смерти?

— Наверное, елкой. Она вечнозеленая. А потом, она такая пушистая, красивая, в лесу стоит, вкусно пахнет. Ее можно новогодними игрушками украшать. Я бы хотел елкой быть. А вообще надо после смерти отправляться в загробный мир, а не возвращаться сюда. Как, знаете, в той интернет-шутка: кто себя в этой жизни плохо вел, тот опять родился в России. В этом смысле тоже есть такой мистический момент, и даже рациональная идея, что после жизни здесь нам уже не страшно на других планетах, в других мирах.

— А вы верите, что на других планетах есть жизнь?

— Конечно. А почему нет? У меня нет оснований не верить. Мы не видели, может, инопланетян, но если космос такой огромный, почему их там не может быть.? Мы одни тут такие умные. Космос существует очень давно, может быть, он бесконечно долго существует. И думаю, что там обязательно что-то есть. Какие-то цивилизации высокоразвитые, или, наоборот, плохо развитые. Я видел НЛО неоднократно.

— Как это было?

— НЛО в виде треугольника я видел дважды. Причем, за один год, даже за один сезон. Один раз я шел с тренировки один, увидел его. А во второй раз мы шли с тренировки с ребятами. То есть не я один это видел! Очень прикольно эти штуки летают: резко опустился, и резко куда-то улетел. Вообще без всякого звука…

— Слышали об упавшем в Челябинске метеорите?

— Конечно, да.

— Как вы отреагировали? Я, честно говоря, очень испугалась.

— А что метеорит? Мне не страшно от того, что падает метеорит. Я слышал, что они падают постоянно, вообще каждый год. Они падают большей частью в океан, и мы их просто не видим. Как этот мы не видели, мы же не успели его заметить, он прилетел и упал. Так что, ну, бывает. Понимаете, гораздо больше вероятность погибнуть в автоаварии, чем от метеорита.

— А что лично вы считаете смешным?

— Ой. Ну, у меня какой-то черный юмор в основном, мрачный. Бывает, демотиватор какой-нибудь рассмешит в интернете. Бывает, какая-нибудь картинка с подписью. Сейчас очень много таких: просто какой-нибудь кот нарисован и какая-нибудь смешная подпись к нему.

Вася Ложкин, интервью


— На ваш взгляд, есть какие-нибудь вечные темы, над которыми человек всегда может посмеяться? Как маркер вроде банановой кожуры Чарли Чаплина.

— Да. Я думаю, всегда будут смеяться друг над другом. Над глупыми, над глупостью человеческой. Соседи друг над другом, одни национальности - над другими. Может быть, в этом есть какой-то элемент экстремизма, разжигания, но не обязательно. Допустим, есть две деревни, где живут люди одной национальности. Но они друг над другом могут запросто смеяться, считать тех более глупыми, и так далее. Это такой местечковый момент, он будет всегда актуален. Потому что все же живут отдельными группами.

— Получается, можно даже составить рецепт идельной шутки. Что там должно быть: немножко национального вопроса, глупый человек и?..

— Какая-то неординарная ситуация, может быть, социальная. Хотя не обязательно. Да, наверное, какая-то неординарная ситуация, глупость. Но сам-то я не юморист.

— Что вас вдохновляет, кроме наших реалий?

— Не знаю, что меня вдохновляет, честное слово. Если совсем откровенно, то, во-первых, любым творческим человеком движет тщеславие все-таки: я сейчас сделаю что-нибудь такое, от чего вы все офигеете. А уже потом под это подводят какую-нибудь теоретическую базу, типа: сейчас я вскрою нарыв на больном теле общества, укажу на проблему, приглашу к диалогу. Но это все бла-бла-бла, так принято. Человек нарисовал картину, сделал выставку, и к этой выставке еще текст какой-то присутствует, в котором он говорит о том, что его очень волнует проблема домашних животных, или еще какая-нибудь вещь. И вот он, чтобы людей как-то к этому привлечь, стал рисовать картины. На самом деле, мне кажется, это лукавство. Все-таки человек изначально просто хочет рисовать картину, а уже потом придумывает, для чего он ее хочет рисовать. Это просто вещь, которая не контролируется. Обычно это как бы неосознанно происходит. Если есть это в тебе — потребность творить, писать, рисовать, все что угодно, то она есть. А уже потом ты пользуешься этим, как инструментом. Тогда да, можно, конечно, и к чему-то призывать, или, наоборот, с чем-то бороться.

— Какой вид искусства сейчас наиболее востребован в обществе?

— Демотиватор, наверное, если это можно назвать искусством. А вообще, короткометражные мультики, или ролики на две-три минутки. У современного человека мало времени.

Интервью: Галя Бушуева
Фото: Даниил Томилов

Читайте также:

    counter: 0 / 1078588
    not photo or video
    formatted_img: Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой
  • print entry
    Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой

    Итальянский политик, выступавший против обязательных прививок от ветрянки, заболел ветрянкой

    14 марта итальянского политика Массимилиано Федригу госпитализировали после заражения ветряной оспой (или ветрянкой) — он несколько дней провёл в больнице. Местные СМИ подметили ироничность ситуации: Федрига неоднократно выступал против закона об обязательной вакцинации детей в Италии.

    Закон приняли ещё в 2017 году, но в силу он вступил в марте 2019 года. Согласно ему, дети до 16 лет должны получить прививки от 10 заболеваний (включая ветрянку), чтобы посещать детские сады и школы. Поход непривитого ребёнка в школу обойдётся родителям в 500 евро штрафа.

    Федрига, глава итальянского региона Фриули-Венеция Джулия, называл закон «сталинистским». По словам политика, он не сторонник антипрививочного движения, но считает, что родителей не нужно принуждать к вакцинации детей. «Я всегда говорил, что поддерживаю прививки, но с семьями нужно сотрудничать, а не заставлять их», — отметил Федрига после госпитализации.


    Источник:TJournal.ru
    1
  • counter: 1 / 1054144
    counter: 1 / 1066934
    counter: 1 / 1058778
    counter: 1 / 1049334
    counter: 1 / 1068602
    not photo or video
    formatted_img:
  • print entry
  • counter: 2 / 1058511
    not photo or video
    formatted_img: Самые безумные гифки
  • print entry
Комментарии
Популярное

Порно VS Реальный секс. ВИДЕО. 18+

Порно VS Реальный секс. ВИДЕО. 18+

Порно VS Реальный секс. ВИДЕО. 18+

Если вы когда-нибудь смотрели порно, и если вы когда-нибудь занимались сексом — то, скорее всего, вы обратили внимание на то, что это две очень большие разницы. Так, чем же порно отличается от реальности?
Read more...Collapse )
137

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей на шоссе. Порноактриса и автопром РФ

Саша Грей, Лада Калина, РоссияВ середине мая нашу страну посетила с визитом бывшая порнозвезда Саша Грей (25 лет). Она захотела повторить подвиг Путина: проехать из Хабаровска до Читы на «Ладе Калине».
Read more...Collapse )
176

Вся супергеройская рать на монетах

Вся супергеройская рать на монетах

Вся супергеройская рать на монетах

Untitled-1Для бразильского дизайнера Андре Леви мелочь — это не разменная монета, а миниатюрное пространство для творчества: при помощи краски и тонкой кисточки он превращает отчеканенные на них изображения в супергероев, персонажей из сказок и компьютерных игр
Read more...Collapse )
2
?

Log in

No account? Create an account